EVERYTECTURE /верхний пост/

АРХИТЕКТУРНЫЕ СОБЫТИЯ ПЕТЕРБУРГА

Лекция архитектурного критика Марии Элькиной "Рем Колхас: дома и книги" - 8 ноября 2016 г., начало в 19:30. Отель "Domina Prestige", наб. реки Мойки, 99.

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА EVERYTECTURE

1. Мы рассуждаем об архитектуре под тегом теория зрителя
2. Мы делимся своим зрительским опытом
3. Мы биологи и поэтому пишем о зелёной архитектуре
4. Мы пишем об архитектурных событиях
5. Мы пишем о полезных архитектурному зрителю книгах под тегом зритель рекомендует

АНТИРЕЙТИНГ НОВЫХ ЗДАНИЙ ПЕТЕРБУРГА

лукойл.jpg
Фото: http://story.dp.ru/nekrasivo

После двух месяцев молчания, связанных с диссертационными делами, Everytecture, наконец, пробуждается. Нельзя сказать, что всё время уходило на эти самые диссертационные дела. По крайней мере, с нами случались и архитектурные приключения: посещение лекций, публичных обсуждений… А сами мы успели даже провести свою архитектурную экскурсию. По мотивам этих приключений у нас родилось множество тем для постов.

Ну а формальным поводом к нашему пробуждению послужила излюбленная тема Everytectureархитектурные мнения. Вернее, не совсем мнения, а очередной рейтинг самых некрасивых новых зданий Петербурга. И даже не сам рейтинг, а мнения о нём некоторых неравнодушных зрителей.

[Итак, новость...]Итак, новость, которую наверняка уже многие видели: «Деловой Петербург» обновил антирейтинг современных построек города по результатам опроса ряда архитекторов (список участников опроса помещён в конце страницы по ссылке). Штука, которая поразила многих, – в антирейтинг в основном попали здания, сделанные «под старину».

Теперь мы приведём репрезентативное, хотя и цензурное, мнение обывателя об этом рейтинге: «Вот не понимаю я этих анонимных архитекторов: строишь дом в современном стиле — выбивается из исторического облика города и вообще уродство. Строишь дом в историческом стиле — безвкусица и апогей маразма».  

Вот! Мнение зрителей против мнения архитекторов – это мы любим. Причисляя себя к первым, мы далее будем аргументировать как в пользу, так и против последних. Мы выбрали два здания, которые, по нашему мнению, попали в список не зря, и два здания, которые можно позащищать. Сразу же оговоримся, что речь пойдёт только о фасадах.

Место #1 в рейтинге занял бизнес-центр компании «Лукойл» на Аптекарской набережной («АММ-проект»), к слову сказать, участник и некоторых других подобных списков. На наш взгляд, здание навлекло на себя гнев архитекторов и критиков-громовержцев, прежде всего, за попытку стыдливо прикрыть его бутафорность. Общий строй фасада и характер использования деталей говорит о том, что перед нами находится здание, которое всерьёз замышлялось как ретроспектива, а не постмодернистский сюжет. Замышлялось, да не вышло. Конкретно, что не так? Можете дополнять нас или возражать нам в своих комментариях.

Рисунок1.jpg
Бизнес-центр компании «Лукойл», 1-е место в антирейтинге

Сначала портик:

1) может, некий ренессансный прототип такого портика и существует, но на деле ставить 6 колонн сверху, когда снизу их 2, – это неуклюже.

2) Карниз второго яруса и даже попытка чётко обозначить аттик за счёт нашлёпнутого фриза не спасают от того, что объём верхней половины портика смотрится гораздо массивнее нижней, что, кроме противоречия всему (в классицистическом смысле), ещё и создаёт неуютное ощущение. Учитывая пункт 1), нужно хотя бы убрать колонны с первого яруса, а вместо них сделать массивные пилоны (почему бы тут не вспомнить Михайловский дворец Росси?).

михайловский дворец.jpg
Михайловский дворец, К. Росси. Фото: www.culture.ru

Теперь крылья:

3) если рассматривать какое-нибудь из них отдельно (они симметричны), то кажется, что «лоджия» не на месте. Она там, где есть, чтобы не рушить линию карниза портика, а ощущение неуместности создаётся, благодаря дробному, расчленённому нижнему ярусу, включающему в себя два первых этажа.

4) довольно нелепый сбой ритма на первых двух этажах (если он так нужен, зачем вообще делать фасад под классику?)

Детали:

5) видимо, при современных строительных возможностях лучше сразу рисовать капители попроще.

6) поместить дорический фриз над всеми возможными антаблементами – это, конечно, не инновация авторского коллектива. Это из серии пересадить волосы «оттуда сюда» – то, что вызывает грустное умиление. Да и по-простому сказать, фриз выглядит просто как нашлёпка.

Тут надо сделать небольшое обобщение-уточнение. Когда говорят, что если делаешь классику, то следуй классицистическим законам, - это не пустой звук, не слепое снобское желание следовать традициям и уж точно не отрицание всего нового. Все законы этого стиля выверены и необходимы ему, как воздух. Скажем, если вы грубо нарушаете классические пропорции в «классическом» здании, то оно у вас получается не новаторское, а готовое завалиться, просесть под собственной тяжестью, т.е. вызывает подобные ощущения.

На 3-е место рейтинга попал бизнес-центр, построенный на месте касс БКЗ «Октябрьский» (опять «АММ-проект»). И опять та же история: серьёзный замах на ретроспективу без всякого намёка на шутку. На этот раз было решено освежить наши воспоминания о городском дворце середины 19 века.

Рисунок2.jpg
Ещё один бизнес-центр от АММ-проект, 3-е место. Использовали фото: http://story.dp.ru/nekrasivo

1) Пилястры арок первого этажа изображаются несущими карнизы, которые нагружены замковыми камнями столь массивными, что, кажется, эти карнизы должны обязательно треснуть. Особенно это чувствуется в центральном ризалите. То есть, нарушение тектоники #1.

2) Изображение руста почему-то на 3 и 4 этаже и почему-то только центрального ризалита. Руст – это изображение основательной каменной кладки, и поэтому его место на первых этажах. И это нарушение тектоники #2. Если это постмодернистская шутка – использовать приёмы классики задом наперёд, то тогда почему не перетасованы остальные части?

И по мелочи:

3) Трёх-проемный вход в центральном ризалите – это попадание в жанр, но причём тут раздутые арки, напоминающие скорее о гостиных дворах.

4) Не соблюдены оси, которые должны быть соблюдены: большие пилястры не находятся на одной оси с маленькими пилястрочками, обрамляющими центральную арку.

5) Выпяченные из плоскости больших пилястр капители и полное отсутствие капителей у маленьких пилястр, обрамляющих арки, – невтемная в данном случае условность, которая только усиливает негативное впечатление.    

Место #6МФК Горного университета («АМ Шендеровича») на Наличной улице в западной части Васильевского острова. Явная перегруженность фасадов историческими мотивами – совсем не большой минус этого сооружения.

fasad_mfk_4_stranica.jpg
МФК Горного университета, 6-е место. Фото: www.spmi.ru

Аркатуры, сандрики, колонны и пилястры, полуротонда, эркеры, лоджии, башенки, использование контрастных отделочных материалов – всё это не что иное, как усреднённое представление о старом Петербурге, сконцентрированное в одной точке. Это современное здание с откровенно игривыми воспоминаниями о старине, а не попытка сделать как в старину, не соблюдая в то же время её правила.  И это, как нам кажется, перекрывает многие недостатки фасада, между тем, не имеющего той деликатности, которой и славится наш город. Ну и гранитный цоколь, конечно совсем уж не в тему.

Последнее, 10-е место в антирейтинге занял ЖК Дом-мегалит на Неве, недавно построенный на проспекте Обуховской обороны («Евгений Герасимов и партнёры»).

мегалит.jpg
ЖК Мегалит, 10 место. Фото: http://story.dp.ru/nekrasivo

Основной недостаток здания – разрушение масштаба застройки этой части набережной, это действительно какой-то мегалит. А можно посмотреть на это и по-другому. Этот дом задаёт новый масштаб для будущей застройки в этом месте. Не стоит питать иллюзий, что эта промышленно-портовая зона всегда будет такой, какой она является сегодня. Вообще, бюро Герасимова нередко выступает как один из трансляторов «среднеевропейских» архитектурных трендов в нашем городе. В данном случае вышла перекличка (хотя и откровенно приглушённая) с некоторыми проектами знаменитого голландского бюро MVRDV (кстати, у него есть и комплекс под именем Монолит). Правда, жаль, что обыденность современного российского жилищного строительства спрятать не удалось.  

mirador.jpg
Mirador от MVRDV. Фото: https://ru.pinterest.com/pin/131871095311980263/

Итак, почему ребята в комментариях бросились защищать «классические» постройки? Честно говоря, просто потому, что чаще всего люди не останавливаются рассмотреть здания, лишь скользнут по ним взглядом – всё, впечатление сформировано. А наш мозг так устроен, что перед тобой мелькнуло что-то жёлто-белое с колонной – и в голове уже Росси. На этом, кстати, любят сыграть недобросовестные архитекторы и заказчики. Вот так вот.

АРХИТЕКТУРА НАУЧНЫХ ИНСТИТУТОВ: ИНСТИТУТ МОРСКОЙ МИКРОБИОЛОГИИ МАКСА ПЛАНКА

mpi bremen dez 2007.jpg
Фото: http://www.mpi-bremen.de/

Институт морской микробиологии в Бремене (MPI MM) - один из 80 исследовательских институтов германского Общества Макса Планка, которое очень ценится в научном мире. В институтах Макса Планка работают талантливые учёные, и в этом смысле MPI MM не исключение. А очень романтичный профиль – морская микробиология, как никак! – делает институт в Бремене одним из самых привлекательных и интересных.
[Далее...]

MPI MM был официально основан в 1992 году. Его первым директором стал блестящий исследователь и замечательный человек – датчанин Бо Баркер Йоргенссен. Во время его 19-‑летнего руководства институт превратился в одно из самых уважаемых и передовых научных подразделений в этой области в мире. Тут важно сдержаться и не превратить пост в восторженное описание деятельности самого Бо Баркера и прочих сотрудников.

В 1996 году MPI MM переехал в новое здание, построенное специально для него. И вот это здание на сегодняшний день является для нас в некотором роде идеалом здания научного института, продуманного для наиболее плодотворной работы. Наконец-то добрались до архитектуры.

IMG_1757c.JPG

Снаружи – типичное немецкое краснокирпичное строительство, кто был в Германии, тот сразу поймёт, о чём речь. Незамысловатые формы, параллелепипедность, сочетание кирпичного и серого цветов. Из украшений – рисунок оконных проёмов и переплетов на фасадах и металлические скобки-арки на высоту всего здания у входа. Украшение своеобразное, да и в целом внешний вид института у многих не вызовет особой радости, но у такой архитектуры много почитателей. Она не бросается в глаза, не кричит и не конкурирует с красотой знаменитого бременского Бюргер-парка на заднем плане.


Бюргер парк, примыкающий к институту

Но для функциональности здания, конечно, важнее то, что внутри, так что туда мы и отправимся. У института всего три этажа (не считая подвальных помещений), а недостаток высоты компенсируется большой площадью. И это очень удобно, потому что при работе всё время приходится гулять с этажа на этаж, от прибора к прибору, и всегда легко и быстро это можно делать пешком, оставляя лифты свободными и готовыми для перемещения тяжестей, кислот, баллонов с газами. Правда, со временем места всё равно стало не хватать, поэтому начали появляться пристройки, но сегодня мы говорим именно о главном здании. Низкая этажность дополняется удачной планировкой: открытое светлое фойе на все 3 этажа с висячими лестницами в центре, от него под прямым углом отходят два крыла. В каждом из крыльев есть дополнительные лестницы с этажа на этаж, в середине и в конце, некоторые из них – очень симпатичные винтовые.

IMG_1895c.JPG


IMG_1900c.JPG
Кто-то только что из моря

Крылья организованы по одному и тому же принципу: с одной стороны помещения офисов – там сотрудники сидят за компьютерами, т.е. проводят значительную часть времени за планированием экспериментов, обработкой данных и написанием статей; с другой стороны помещения лабораторий, где ведётся основная исследовательская работа. При этом комнаты лабораторий расположены анфиладой: в каждую можно войти из основного коридора, но также они соединяются дверями между собой, а часто быстрый доступ куда угодно откуда угодно очень важен. В центре основного коридора находятся разные жизненно-необходимые точки: комнаты с принтерами-сканерами, уборные и кухни! Барная стойка, микроволновка, чайник, кофе-машина, но это вовсе не главное. Главное, что там всегда что-то обсуждается, в приятной атмосфере, так сказать. От лабораторий к офисам легко можно пройти через центральную часть крыла по частым анастамозам.

IMG_1908c.JPG

IMG_1911c.JPG

IMG_1919c.JPG

IMG_1901c.JPG

Центральное фойе – отдельная песня. Много естественного света, благодаря стеклянной стене и частично стеклянному потолку. Много воздуха, благодаря тому, что потолок один на три этажа. Опять же, здорово продуманы зоны для релаксации – понимают люди, как это важно в научной работе))) На первом этаже – самая большая кухня, а рядом зона кафе со столиками и аквариумами. Оттуда же через раздвижные двери можно попасть во внутренний дворик с прудом (!) и ивами. Вообще, вид из фойе через стеклянную стену прелестный – дворик и дальше парк. В целом, кажется, что отдыху отведено довольно много места, которое почти никогда не пустует. При этом работа в большинстве случаев ведётся очень плодотворно и энергично, а всё потому что такие зоны отдыха и открытость пространств очень способствуют коммуникации между людьми. Институт довольно большой, но все знают всех, а за чашечкой кофе рождаются идеи сотрудничества между отдельными исследовательскими группами. И это во многом заслуга планировки здания, на наш взгляд.

IMG_1917c.JPG

IMG_1914c.JPG

IMG_1933c.JPG

IMG_1931c.JPG

IMG_1942c.JPG

IMG_1949c.JPG

На первом же этаже расположена библиотека. Книг там немного – только те, что реально востребованы, в основном, различные справочники и учебники. Зато вдоль стеклянной же стены есть ряд столиков с компьютерами, интернетом. Туда всегда могут прийти поработать те, кому хочется настоящей тишины, ведь в офисах часто шуточки-разговорчики с коллегами.

IMG_1955c.JPG

IMG_1957c.JPG

В кадр не попали: подвалы для хранения оборудования и расходных материалов, а также больших холодильных и морозильных камер, лекционные и семинарские аудитории, гестхаус с комфортабельными апартаментами для гостей института, тренажерный зал и душевые, а также помещения для бухгалтерии, отдела кадров и многие другие элементы инфраструктуры, очень облегчающей жизнь. Причём все эти комнаты расположены хитроумно, по большей части по краям крыльев здания: если нужно, туда можно легко пройти, если нет – они даже не попадутся вам на глаза и совсем не помешают основному – работе.

IMG_1930c.JPG

Можно предположить, что в Германии везде так, но нет, далеко не везде. Это реально крутое здание для института. Хотим такое в Петербурге!

А вам кажется удобным место, где вы работаете?

IMG_1964c.JPG

АРХИТЕКТУРА НАУЧНЫХ ИНСТИТУТОВ: ИНСТИТУТ ЦИТОЛОГИИ РАН

АРХИТЕКТУРА ИЛИ НЕТ?

IMG_2506-001c.JPG

Вокруг нас очень много зданий, но все ли они произведения архитектуры? Нет, конечно, очень много обычного строительства. Отличить одно от другого бывает очень легко, но подчас – не очень. Тем не менее, интуитивно мы это делаем, а вот ошибаемся или нет – другой вопрос.
[Архитектура или нет?..]

Бывает так: интуитивно отметишь здание как самое что ни на есть простое строительство, а потом откроешь глаза пошире и понимаешь, что перед тобой настоящие архитектурные приёмы, да ещё и складные-ладные. Мы до сих пор не определились, где же проходит грань между архитектурой и «просто строительством». Может, она так размыта, что её и не увидеть, иными словами, всё превращается в то самое «дело вкуса», которое ни о чём не говорит? Или всё-таки есть какие-то критерии? Было бы интересно узнать ваше мнение. А пока разберём пример из жизни: здание, которое на первый взгляд не такое, как на второй.

IMG_2491c.JPGЮжный фасад

Это новый корпус Политехнического института в Петербурге. Какие ощущения мы получаем, проходя мимо него? С одной стороны – непрозрачное остекление, коричневые рамы, вездесущие панели, облицовывающие фасад, коричневая плитка цоколя с подтёками раствора. Всё это придаёт отчётливый привкус торгового центра в самом нехорошем смысле. С другой стороны, на нас определённо оказывают воздействие крупный масштаб постройки, очень чётко выделенные порталы и светлый цвет облицовки, что в сумме сообщает зданию и некоторую казённость. По ощущениям немного напоминает реконструированные здания больниц: когда советское кирпичное здание 60-70-х годов облицовывают такими вот панелями.    

Интуитивно, мы не могли даже подумать о том, чтобы сказать: вот это архитектура. Но присмотревшись, мы стали замечать её черты. Давайте попробуем о них поговорить.

Прежде всего, в самых общих словах. Симметричная композиция по оси «север»-«юг». Два «главных» входа. Самый главный вход – на южном фасаде, который также отмечен двумя симметричными поперечными корпусами. Такой план, во-первых, сближает эту постройку с ещё двумя зданиями Политеха начала 20 века, построенными в стиле Наполеона III архитектором Эрнестом Виррихом. К той же преемственности можно отнести и светлый цвет всех трёх зданий.

IMG_2489c.JPG
Южный фасад. Смотрим на буквы П портала

Начнём с портала южного фасада. Говоря зрительским языком, он имеет вид буквы П в букве П в букве П в букве П в букве П. А вообще это две П-образные структуры, где одна поменьше помещена в ту, что побольше. Повторение единообразных структур сразу же отсылает нас к понятию ритма. При этом пропорции двух П-образных структур в общем совпадают. Такие простые ритмические отношения архитекторы зовут метром. Если же посмотреть на то, как относятся друг к другу все буквы П, явные и неявные (к неявным относится, например, П из остекления между двум явными П), то мы увидим и более сложный ритм.

IMG_2495c.JPG

Если говорить о портале в целом, то он представляет собой своего рода портик. Подобные упрощенные П-образные портики вошли в архитектуру примерно в 20-х годах прошлого века, и этот – одна из вариаций на тему.

IMG_2488c.JPG
Однообразие боковых корпусов разбавлено крупными сегментами остекления на верхнем этаже

По бокам от портала расходятся стены, прорезанные совершенно простым мерным ритмом квадратных и прямоугольных проёмов. Посмотрим теперь и на эти стены и на портал одновременно, фокусируя взгляд именно на портале (по идее так и задумано). На фоне спокойно «шагающих» окон появляется затягивающая воронка портала: эффект «затягивания» связан с тем, что буквы П становятся всё меньше и меньше. Но опять-таки, движение в этой воронке совсем не торопливое.

IMG_2485c.JPG
Западный васад. Вовлекаемся в размереное движение оконных проёмов и простенков

Вообще, единый размеренный темп членений фасадов – главная черта этого здания. Посмотрим на западный и восточный фасады. Мы видим тот же самый ритмический мотив, что и на южном фасаде: два верхних этажа квадратиков, нижний – прямоугольники. К этому мотиву прибавляется и тема прямоугольных оконных проёмов в два нижних этажа с квадратиками на третьем. Что тут интересного? В первой теме можно заметить прямоугольные проёмы в два верхних этажа (это окна лестниц, конечно). Это акцент, а акцент сродни смене тембра в музыке. Заметьте, что темп остаётся прежним, а ритм не перебивается. Перебивка ритма происходит при переходе ко второй теме с помощью прямоугольной арки.

IMG_2478c.JPG
Западнй фасад. Читаем справа налево: "первая тема" - справа, "вторая тема" - слева

Вторая тема боковых фасадов, как мы уже говорили, – прямоугольники на два этажа снизу, квадратики наверху. Всё мерно, всё ритмично и просто. Но когда мы бросаем взгляд с южного угла вдоль одного из этих фасадов, то замечаем как-бы ускорение, то есть зрительное движение оконных проёмов. И здесь этот эффект достигается не за счёт увеличения темпа: это оптически, из-за угла зрения, уменьшается ширина проёмов и простенков. Для тех, кто знаком с нотной грамотой, можно привести такою аналогию: четверти переходят в восьмые, а восьмые в шестнадцатые – движение ускоряется, а сам темп произведения не меняется.

IMG_2498c.JPG
Восточный фасад. Наблюдаем эффект зрительного движения оконных проёмов и простенков

По мере того как мы движемся вдоль западного или восточного фасада, мы наблюдаем постепенное раскрытие оконных проёмов, объединяющих два нижних этажа, и обратный переход шестнадцатых в восьмые и так далее.

IMG_2501c.JPG
Восточный фасад. Угол зрения изменился...

IMG_2503c.JPG
Восточный фасад. Угол зрения зменился...

Северный фасад – нюансный вариант южного.

IMG_2505c.JPG
Северный фасад

Обойдя всё здание вокруг с такими рассуждениями, мы поняли, что говорим о нём совсем не так, как говорили бы скажем о кафе «Водопад», расположенном неподалёку (неправда ли есть общие нотки?).

IMG_2508c.JPG
Кафе "Водопад"

IMG_2510c.JPG

Мы говорили об этом здании так, как о самом натуральном произведении архитектуры. Нет, конечно, это ни в коем случае не что-то такое, не шедевр тем более. На наш сегодняшний взгляд, новый корпус Политехнического института – это невыдающаяся, довольно заурядная, но всё-таки архитектура. Что скажете?

БРАЙАН ХЭТТОН ОБ АРХИТЕКТУРЕ И ТЕАТРЕ, или ACTITECTURE НЕ ДЛЯ EVERYTECTURE

IMG_2473c.JPG

Конец июля и начало августа в архитектурной жизни Петербурга ознаменовались проведением на базе Лесотехнической академии практикума по современной деревянной архитектуре «Древолюция», одной из тем которого стало взаимодействие театра и архитектуры.  Этой теме и была посвящена лекция знаменитого британского историка и архитектурного критика Брайана Хэттона. Лекционную программу в рамках «Древолюции» организовал журнал «Проект Балтия», мы её анонсировали в верхнем посте.
[Обзор события...]

IMG_2435c.JPG
Наблюдаем творческий процесс. Молодой человек в берете подозвал всех к доске со словами «ну я тут изобразил не в масштабе…». Девушка с цветочком на голове с жаром объясняет. Седовласый человек – величина мировой архитектурной критики Брайан Хэттон.

Когда мы вошли в аудиторию, мы обнаружили себя посреди творческого процесса. Кругом лежал реквизит, какая-то группа студентов яростно что-то объясняла Павлу Семченко (для тех, кто не знает: Павел Семченко – бессменный служитель инженерного театра АХЕ, так что его появление здесь более чем логично), кто-то рисует свои 3Д-проекты на компах, кто-то что-то чиркает на доске…

IMG_2439c.JPG
Артистичный и в быту Павел Семченко

Перед тем, как дать представление о самой лекции, мы бы хотели обрисовать мизансцену, в которой проходило всё действие. Представьте себе обычную институтскую аудиторию. Лектор не может стоять за кафедрой, потому что туда не дотягивается провод, соединяющий проектор и ноутбук. Проектор, между тем, всё красное/оранжевое превращает в зелёное. Свет полностью погашен. Люди постоянно входят и выходят, спотыкаясь о чьи-то самокаты у входа. Многие студенты, как и положено, дрыхнут. И, как положено, порой звонят телефоны. Лектор время от времени пытается всех пробудить своей актёрской игрой. И эти падающие бутылки с водой. Почему-то всё время падали бутылки с водой…

IMG_2438c.JPG
Вот в этих самых перчатках ребята пилят и строгают

Теперь о самой лекции. Ниже мы приведём краткий её конспект, в котором мы попытались зафиксировать суть происходящего. Без редакции, что записали – то записали, что уж смогли. В квадратных скобках будут некоторые пояснения. Надеемся, кого-то это позабавит, кого-то наведёт на мысли.

IMG_2441c.JPG
Хэттон что-то показывает переводчице

The Not-so-Empty Space Б. Хэттон 02.08.2016

IMG_2444c.JPG

Теория – это тоже практика мысли… это тоже творчество… [вступительное слово главного редактора журнала «Проект Балтия» Владимира Фролова]

Театр – любое представление. Хэттон отличает его от драмы. Драма – это всегда театр, но театр - не обязательно драма. Театр – это и политические выступления, и футбол, и цирк. Драма же неотделима от вымысла.

Конструктивизм в театре. Бассейн для пингвинов в лондонском зоопарке. Лисицкий. Личность на горизонтальной плоскости – это важно. Театральная магия – реальность сцены и реальность зрительного зала. Сцена всегда в сослагательном наклонении. Сцена – это «если»,  и это то, с чего начинается драма.

[упала бутылка с водой]

В архитектуре нет место «если». Она тверда и очень реальна. Однако в арх. тоже была двойственность презентации: 1. Здание вклю в себя чел тело 2. Абстрактность и герметичность.

Питер Брук книга о пустом пространстве [имеется в виду книга «The Empty Space», вот на неё стоит обратить внимание]

Архитектура – это горизонтальная организация пространства. Законы – жесты – первичная архитектура. Актитекче [имеется в виду actitecture, т.е. архитектура театрального действия]

В первич арх два осн простр: сцена социальных взаимодействий и сцена для драм театр

[упала бутылка с водой]

Мис ван дер Роэ, театр в самолетной фабрике

Короче, архитектура может чему-то поучится у сценографии [подумали мы, но на самом деле лекция совсем не о том]

О греческих симпозиумаз: чаша превратилась в сцебандиум дебадиум стибадиум [так и не поняли, какой должен быть термин] = полуциркульная беседка, там тоже выпивали полукругом. Парламенты. Палата Общин. [на этом месте лектор стал изображать драку в английском парламенте, но ему так и не удалось освободить аудиторию от цепких объятий Морфея]

[Оля в какой-то момент хихикнула вслух пару раз, а потом повернулась ко мне и сказала:] Надо хихикать, чтобы он понял, что мы его слушаем.

Пространство и актёры должны взаимодействовать друг с другом [эту идею он озвучивал и до, и после много-много раз] пространственное взаимоотношение.

[упала бутылка с водой]

Палладио [тут мы поняли, что лектор нам даёт ретроспективу организации театральных пространств]

Угловая сцена в 17-18 вв [интересная штука]

Перешел к кино, Эйзенштейн «Иван Грозный».

Мяукъ [лектор стал мяукать]

Пошли картины

[упала бутылка с водой]

Стена, и ты находишься вокруг стены

Открытое пространство

Суперстудия с голыми людьми внутри

метафоры и метонимии Якобсон.

«Левша» Лескова, шестерёнки, театр кабуки, декорации Попова… Всё это приводит нас к наноблохам.

У меня закончились идеи [сказал Хэттон]

Гром аплодисментов [это было абсолютно неожиданно]

Как вы видите, лекция Хэттона была сродни творческому беспорядку, царившему в аудитории. А значит мы можем отметить во всём произошедшем стилевое единство, а значит и всё произошедшее – настоящий перформанс. Так мы себя и утешали. А вообще мы так и не поняли: это Хэттон не очень талантливый лектор (то, что он очень умён и эрудирован, сомнений не вызывает) или это мы были невосприимчивы или всё дело в ситуации, когда мистеру Хэттону приходилось постоянно прерываться, чтобы был дан перевод, и было плохо видно, что он показывает.

IMG_2459c.JPG
Владимир Фролов вручает гостю подарок (какую-то здоровенную книгу)

IMG_2460c.JPG
А потом он достал…

IMG_2462c.JPG
… гвоздь.  Добротный здоровенный деревянный гвоздь (символ курса лекций «Гвоздь программы»). Сказал пару слов об английской блохе. А потом… все разошлись по домам.

ОХОТА НА САНДРИК

Сандрики1.jpg

Так внемлите, друзья! Вам поведаю я
Пять бесспорных и точных примет,
По которым поймете -- если только найдете,-
Кто попался вам -- Снарк или нет.

Льюис Кэрролл «Охота на Снарка»

Кто как, а мы любим небольшие архитектурные детали. Вот об одной из них – с ласковым и забавным названием «сандрик» – и пойдёт сегодня речь. Сандрик – это архитектурное украшение в виде карниза или фронтона, расположенное над оконным или дверным проёмом.

что есть сандрик из словаря.jpg
Сандрик. Изображение: http://dic.academic.ru/dic.nsf/es/49890/

Раз узнав об их существовании, вы уже ходите и как заведённый ищете глазами, на какой стене притаились сандрики и хороши ли они собой. И вот недавно отправились мы на охоту на сандрики, чтобы тут их показать. В нашем прекрасном городе очень-то напрягаться не пришлось: в этих лесах сандриков водится в изобилии.

[Охота...]
Сандрик обыкновенный (Sandricus vulgaris) – это просто карнизик или просто фронтончик без особых изысков: прямоугольный, треугольный, лучковый (округлый). Удивительным образом уже такие сандрики преображают фасад, делают его фактурным.



2c.JPG

А бывают сандрики простокрасивые (Sandricus elegans var. simplisticus), тоже минималистичные, но при этом уже высокохудожественные. У таких сандриков форма очень проста, но уже тщательно продумана, иногда её оживляет скромный, но выразительный декор. Порой, особенно в сочетании с удачным цветовым решением, такие сандрики смотрятся просто обалденно. На солнце они отбрасывают строгие тени, придающие ещё больше глубины и объема фасаду.

3c.JPG

4c.JPG
5-1c.JPG

5-2c.JPG

5-3c.JPG

5-8c.JPG
Oбратите внимание на милейший сандрик над этим маленьким окошком

Очень распространёнными в наших краях (и уж точно самыми броскими) являются представители вида сандрик украшенный (Sandrucus ornatus) и его подвида сандрик пышноукрашенный (Sandrucus megaornatus). Как легко догадаться, такие сандрики снабжены ярко выраженным, часто пышным декором, который производит впечатление. Тут и листья с цветами-ягодами, головки херувимов и каких-то греческих дамочек, рычащие львы и сочные орнаменты. Настоящее раздолье для любителей поразглядывать.

6-1c.JPG

6c.JPG

7c.JPG
9c.JPG

10c.JPG

11c.JPG

12c.JPG

13c.JPG

14c.JPG

Особо стоит отметить сандрики над слепыми окнами и сандрики над сдвоенным-строенными проёмами – нет-нет да и попадаются такие экземпляры.

15c.JPG

16c.JPG

Мы считаем, наша короткая охота удалась, и желаем вам того же!

ДЕРЕВЯННЫЕ МАЧТОВЫЕ ЦЕРКВИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ НОРВЕГИИ

Heddal.Stave.Church.640.16493.jpg
Хедаль. Фото: http://www.thousandwonders.net

Мачтовые церкви Норвегии XIIXIII вв. (они же каркасные церкви, или ставкирки) – одни из самых древних деревянных сооружений, сохранившихся к нашему времени. Именно их самобытности посвящена книга Евгения Ходаковского «Деревянные мачтовые церкви средневековой Норвегии» (2015 г., СПб., Аврора) – очередной бриллиант в нашей коллекции. Вся информация в посте – как раз из этой книги.
[Читаем познавательное...]

IMG_2378c.JPG

Расположенная на самом севере Северной Европы Норвегия долгое время пребывала вдалеке от многих бурных событий того времени и была, прямо скажем, догоняющим государством по отношению к соседним Дании и Швеции. Это позволило норвежскому искусству выработать и поддерживать на протяжении веков свои собственные уникальные приёмы. Кроме того, некоторая экономическая отсталость страны в известной степени стали причиной сохранности памятников деревянного зодчества: не было средств на перестройку деревянной церкви в каменную, чем всё время занимались их развитые соседи. Так Норвегия стала своего рода заповедником деревянной средневековой архитектуры Северной Европы.

IMG_2380c.JPG

Никакая самобытность не возникает на пустом месте. Некими пращурами деревянных мачтовых церквей Норвегии можно считать собственно корабли викингов. Эту связь можно разглядеть как на конструктивном (мачты кораблей и мачты как важнейшие элементы каркасной системы храма), так и на символическом уровне (с одной стороны, сами дома как таковые рассматривались викингами как сухопутные корабли, с другой – существует известная христианская аллегория церкви как корабля или даже конкретно как Ноева Ковчега).

57850963.jpg
Драккар викингов. Фото: http://oursociety.ru/publ/srednie_veka/vikingi_nochnoj_koshmar_evropy/2-1-0-214

Ещё один пращур норвежских церквей – так называемые «длинные дома», которые строились викингами и другими представителями германской культуры ещё в языческую пору. Примечательно то, что «длинные дома» имели (независимо) базиликальную типологию, то есть внутреннее пространство было разделено на три части, центральная из которых выделялась по ширине.

trellborg2.jpg
Длинный дом. Фото: http://naturalhomes.org/ru/homes/trellborg.htm            

Ещё более близкими родственниками норвежских мачтовых церквей XII­–XIII вв. можно считать деревянные храмы предшествующих столетий других северно-европейских стран: Британии, Ирландии, Германии, Швеции. Именно с этих земель будет распространяться само христианство на территорию Норвегии. Примером церкви-предшественницы, не слишком сильно подвергавшейся принципиальным реконструкциям, можно считать церковь Св. Андрея в Гринстеде (Эссекс, Великобритания) – единственный памятник деревянной архитектуры донорманского периода в Британии. В настоящее время она датируется 1013 годом, что делает её старейшей деревянной церковью, сохранившейся до наших дней.

0_f73c1_37cc1e8a_orig.jpg
Современный вид церкви Св. Андрея в Гринстеде. Фото: http://matveychev-oleg.livejournal.com/1837268.html?thread=43691220

Это церковь «частокольного» типа: вертикальные столбы вставлялись в специальные углубления в земле, где затем заваливались камнями. Вообще деревянные сооружения из вертикальных столбов – это то, что отличает архитектуру Северной Европы от архитектуры Восточной Европы, где использовались привычные нам срубы из горизонтально уложенных брёвен. Ниже приведена реконструкция возможного изначального облика церкви Св. Андрея. В XVI в. её поставили на кирпичный цоколь.

IMG_2383.JPG
Изображение из книги "Деревянные мачтовые церкви средневековой Норвегии"

Сегодня неизвестно, существовали ли такие «частокольные церкви» на территории самой Норвегии, однако есть хорошие свидетельства существования там большого количества так называемых «столбовых церквей», которые встречаются в Скандинавии начиная с XI в. «Столбовая» конструкция представляла собой следующий виток эволюции: в землю вкапывались уже только угловые и некоторые промежуточные вертикальные опоры, а сами стены представляли собой каркасные панели, которые крепились на горизонтальные балки снизу и сверху. При такой конструкции минимум вертикальных столбов соприкасался с землёй, что увеличивало срок службы всей постройки.

По своей конструкции мачтовая церковь – это по сути та же «столбовая» церковь, поставленная на специально подготовленный каменный стилобат (то есть соприкосновения брёвен с землей больше не происходило). Вертикальные столбы-мачты устанавливались на специальные четырёхугольные лежни. Дерево было столь ценным ресурсом в Средние века, что нередко каждый столб-мачта был спонсирован отдельным человеком. Сверху на мачты укладывали поперечные балки. Так получался каркас будущей церкви. Этот каркас далее заполнялся вертикальными панелями, которые загоняли по специальным пазам. Кровля таких церквей обыкновенно была двускатной и покрывалась деревянной черепицей-лемихом.

10107304104_4c2c9c2819_b.jpg
Лом. Фото: https://www.flickr.com/photos/26849514@N06/10107304104

Одна из самых выразительных декоративных черт норвежских мачтовых церквей – порталы, украшенные удивительной резьбой. Сюжеты этой резьбы отнюдь не на библейские темы. Они условно абстрактны и имеют языческий подтекст. Иными словами – для красоты. Нужно отметить, что использование языческих декоративных витиеватостей – характерная черта средневекового искусства той поры в северных странах. Вероятно, по той же причине появились и драконы на коньках (а может, это и снова отсылка к драккарам).

950581ea-47ff-48e9-af78-8919aefff3cc.jpg
Резьба в церкви из Урнеса. Фото: https://s3.amazonaws.com/gs-geo-images/950581ea-47ff-48e9-af78-8919aefff3cc.jpg

Кстати, вероятно, у своих предков-корабельщиков они заимствовали и технологию сохранения древесины, став регулярно просмаливать все элементы конструкции.

IMG_2381.JPG
Капители-лица (передают привет dreamsoftartaro)

Внутреннее пространство мачтовой церкви, как и положено, всегда имеет две части: наос (основная часть) и хор (алтарная часть). Наос, как обычно, может быть разделён на три нефа или иметь крещатый план (то есть с трансептом – поперечным нефом). На этом сходства с каменными базиликальными аналогами не заканчиваются. В мачтовых церквях мы видим имитацию аркад и даже своеобразный трифорий (уровень над главной аркатурой), изображаемый андреевскими крестами.

Heddal3.jpg
Фото: http://tomfear.com/category/cityscape/page/3/

Вообще, по плану наоса сохранившиеся норвежские мачтовые церкви (а их из около 1500 осталось менее 30) разделяют на «нефные продольные» и «нефные крещатые». Первые имеют выраженное развитие композиции по оси «запад-восток». Вторые же тяготеют к центрической композиции. Продольные храмы в свою очередь могут быть одно- или трёхнефными.

800px-Stave_church_Urnes,_exterior_view_1.jpg
Урнес. Фото: https://en.wikipedia.org/

Оставшиеся две трети книги посвящены описанию одно- и трехнефных продольных мачтовых церквей времён расцвета, самой знаменитой из которых является церковь Св. Андрея в Боргунде (около 1180-1181 г.).

Borgund.Stave.Church.640.2767.jpg
Боргунд. Фото: http://www.thousandwonders.net

Мы без сомнения рекомендуем эту книгу всем любителям архитектуры (заинтересованные и так её не обойдут стороной). Эта книга открывает для нас совершенно особый мир, развивавшийся параллельно с русским деревянным миром. Однако определённый (правда, небольшой) уровень учёной занудности вынуждает нас поставить этот труд на «полку серьёзной литературы». Но это и не удивительно. Вообще говоря, это не просто познавательная книга, а монография учёного-историка (а не фунт изюма на постном масле).

IMG_2379c.JPG

Немного об авторе. Евгений Витальевич Ходаковский – кандидат искусствоведения, доцент, заведующий кафедрой истории русского искусства исторического института СПбГУ.

АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ЭПОХИ СААКАШВИЛИ. БАТУМИ. Часть 2

IMG_0243c.JPG

В предыдущей части рассказа о современной архитектуре Батуми мы говорили о его новых символах – небоскрёбах. В этой части мы расскажем о том, какими сооружениями наполнен новый город, о его «пульпе». Самое главное определение Батуми состоит в том, что это курортный город, а как мы знаем из книги мистера Грея, всякому курортному городу у моря нужна своя особая архитектура.

[Смотрим...]

Сегодняшний Батуми выстроен по Грею: архитектура в нём - «искусственная приманка, призванная притягивать тех, кто ищет отдыха и развлечений (и, как правило, давать заработок и приносить прибыль)…».

IMG_0248c.JPG

Грей отмечает, что люди, приезжающие на курорт, ожидают смены обыденной для них обстановки. И курортная архитектура дала решение этой задачи в гипертрофированном виде, а именно, стала придавать зданиям самый экзотичный вид.

caption.jpg
«Акрополь» и «Пизанская башня». Эдакие чудаки. Фото: https://www.tripadvisor.ca/LocationPhotoDirectLink-g297576-d1466093-i105903470-Batumi_Boulevard-Batumi_Adjara_Region.html

В Батуми экзотика для грузин или турков будет состоять в наличии большого числа домов под Старую Европу. Для европейцев – в экстравагантном использовании восточных мотивов. Для всех вместе – просто во всевозможных чудаковатостях, к которым можно отнести и то, что мы показывали в первой части.

IMG_9884c.JPG
Старушка Европа

IMG_0426c.JPG
Вилла

IMG_0251c.JPG
Восточненько

IMG_0249c.JPG
Экзотичные для нас, но типичные для них балкончики

IMG_9847c.JPG
Турецкий подданный

IMG_9875c.JPG
Ар нуво

IMG_9876c.JPG
Немножко Венеции

IMG_9881c.JPG

IMG_9825c.JPG
И капелька стиля Наполеона III

IMG_0415c.JPG
Рыбий глаз бракосочетаний

IMG_9897c.JPG
Другой интернационально-необычный дом. А без английских телефонных будок сейчас вообще городов не делают

IMG_9862c.JPG
А это игра в пост-модерн. Обратите внимание на "наклеенные" портики

IMG_9863c.JPG
Угол не помеха

IMG_9865c.JPG
Тот же дом. Автор чутко уловил тренд на приставленные фасады

IMG_9870c.JPG
Немного римского и немного фламандского

Среди приличного иногда можно встретить и иное. Например, неприличную отсылку к Гауди...

IMG_9901c.JPG

IMG_0225c.JPG

Или к лужковской архитектуре…

IMG_9824c.JPG

Особе место в современном Батуми занимает Площадь Европы, которую можно рассматривать как мемориал политическим устремлениям Саакашвили, устроившему в этом городе всю эту архитектурную движуху. Площадь организована как совершенно новыми зданиями, так и обновлёнными домами 19 века. В центре площади на высоком постаменте поставлена статуя Медеи с золотым руном (ведь аргонавты где-то тут и были). Но особенностью восприятия этого пространства является то, что довольно хорошая статуя не является центром притяжения внимания. Этот центр притяжения – сказочная башенка с астрономическими часами, которая находится на периферии площади.

IMG_9961c.JPG
Медея

IMG_9977c.JPG
Башня с астрономическими часами

IMG_9965c.JPG

IMG_9966c.JPG

IMG_9964c.JPG

IMG_9972c.JPG
Дом с башней, расположенный по диагонали от астрономических часов, уравновешивает композицию

Чуть позади всего этого экзотичного притаился старый Батуми с малоэтажными домами, теперь уже ветхими, Батуми, в котором кипит местная жизнь. Старый архитектурный Батуми пошатнулся от времени и совсем уж зашатался под натиском современности с притоком турецких денег и алчных застройщиков. Сейчас он превращается в стройплощадку, а скелеты будущих многоквартирных домов вырастают, как грибы. Честно говоря, создаётся впечатление, что от старого города и тем более от его колорита в ближайшие годы может ничего не остаться… А ведь это, например, вот этот самый городок на фото, по которому ещё не так давно ходил поезд.

IMG_0427c.JPG

13479981581e7.jpg
Поезд в Батуми. Фото: http://www.etoretro.ru/pic38266.htm

АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ЭПОХИ СААКАШВИЛИ. БАТУМИ. Часть 1
АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ЭПОХИ СААКАШВИЛИ. ТБИЛИСИ

КРУПНЫЕ ЦВЕТА

MTY_chantier_nov2011_2.jpg
Андрё. Археологический музей в Тайюане. 2009-2011 гг.

Цвет в архитектуре – тема бесконечная. В этом посте мы хотим вскользь затронуть один её аспект, ставший актуальным в современной архитектуре. Речь пойдёт об использовании цвета в сочетании с крупными объёмами или поверхностями. По первому же изображению вы поймёте, что мы имеем в виду.
[Смотрим на цветную архитектуру...]

87_big.jpg
Холляйн. Австрийское посольство в Берлине. 1996-2001 гг.

Архитектура призвана создавать художественно осмысленные структуры, и для неё цвет становится хорошим средством выражения или, лучше сказать, выявления этой структурированности. Вот, например, soul_of_house любит порассуждать на тему «цвет на службе у тектоники». В этом посте мы хотим обратить внимание именно на «крупные цвета» – цвета, которые «сплавлены» с крупными сегментами зданий или даже с целыми корпусами. Получается единая цветоформа. Каждой форме соответствует свой цвет.

KMO_111307_04263_1_t218_170136.jpg
Гери. Музей музыки в Сиэтле. 2000 г.

В таких случаях цвет подчёркивает, например, характер объёма (Археологический музей Андрё, Австрийское посольство Холляйна) или поверхности (Музей музыки Гери). Получается такой «цветной организм», где каждый орган имеет свой цвет.

108.jpg
Пелли. Тихоокеанский центр дизайна. Красный корпус – 2006-2011 гг. Зелёный – 1988 г. Синий – 1972-1975гг.

А можно подняться на уровень выше и создать небольшую «цветовую экосистему», в которой каждое здание – цвет. Примерами могут служить Тихоокеанский центр дизайна, который Пелли создавал в 70-х, 80-х и 00-х, и отель «Порта Фира» от Ито.

ximg-tower.jpg.pagespeed.ic.y_Bjveibch.jpg
Ито. Отель «Порта Фира». 2009 г.

Ещё мы бы хотели обратить ваше внимание на вот такой аспект в архитектуре Оскара Нимейера, который использовал свойства крупных и ярких цветов самым тончайшим образом. Его мастерство заключалось в том, что благодаря одной единственной яркой цветной форме, все прочие формы становились для зрителя более ощутимыми, как будто приобретали смысл: прямоугольное становилось по-настоящему прямоугольным, криволинейное – по-настоящему криволинейным. Можно сказать, что в творчестве Нимейра яркая цветоформа играла роль ключа, благодаря которому зритель мог расшифровать всё остальное.

0_36bd2_e1cc91c8_orig.jpeg
Нимейер. Культурный центр «Оскар Нимейер». 2006 г.

QueJQYkM-6g.jpg
Нимейер. Народный театр. 2007 г.

Источники изображений:
http://wikimapia.org/1586900/ru
http://delovoy-kvartal.ru/tihookeanskiy-tsentr-dizayna/
http://www.kommersant.ru/gallery/2345413
http://www.paul-andreu.com/
http://hotelbarcelonaportafira.com/en/
http://nn.by/?c=ar&i=101397&lang=ru
https://new.vk.com/wall-30437509_179

АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ЭПОХИ СААКАШВИЛИ. БАТУМИ. Часть 1

IMG_9946c.JPG

Батуми – самый быстро развивающийся город в Кавказском регионе. Об этом вы можете прочитать где угодно. Новое лицо этого древнего города ещё до конца не сформировалось. Сегодня Батуми уже не тот, что три года назад, когда мы его увидели в первый раз, а ещё через три года он опять изменится. Мы посмотрим на архитектуру Батуми с трёх позиций: 1) Батуми, который придумал и построил Саакашвили, 2) Батуми, который он придумал, да не построил, 3) Батуми как курортный город. Курортная архитектура – это отдельная тема, поэтому сегодня мы расскажем о первых двух пунктах.

[Смотрим...]

1. Батуми, который придумал и построил Саакашвили
Всем известно, что современный Батуми стал развиваться главным образом из-за нехватки Сухуми. При Саакашвили на преобразование города было разом затрачено много-премного денег и ресурсов. Всего за несколько лет (в основном с 2006 по 2012 гг.) Батуми приобрёл совершенно новые и уникальные открыточные виды. Теперь его не спутаешь ни с одним другим городом. Как вы можете видеть, современный силуэт Батуми формируют небоскрёбы, поэтому речь пойдёт главным образом о них.

IMG_0634c.JPG

Башня «Алфавит» (130 м), построенная в 2012 г. по проекту испанского архитектора Альберто Доминиго Кабо (он же автор нового грузинского парламента-глаза в Кутаиси), представляет собой шар на трубе, вокруг которой на двух спиральных лентах расположены семиметровые буквы грузинского алфавита. В башне предусмотрены телевизионная студия, смотровая площадка и ресторан. По задумке, половина сферы, где находится ресторан, должна вращаться со скоростью один оборот в час, но мы этого не видели. Вообще данные по реальной функциональности этого объекта противоречивы. Главное и, пожалуй, единственное архитектурное достоинство этой конструкции – её узнаваемость.

IMG_9943c.JPG

Криволинейный небоскрёб отеля Radisson Blue (2006-2011 гг.) построен по проекту уже знакомого нам по Тбилиси Микеле Де Лукки. Это архитектура движения, которую, как мы уже поняли, любит автор. Как и в Тбилиси, зрительное движение масс передано здесь весьма прямолинейно (простите за каламбур), так сказать, чтобы самый толстокожий его смог почувствовать. Хороший способ придать панораме города узнаваемый силуэт, а именно такую цель ставят люди, создающие и продающие сегодняшний Батуми. И опять-таки: ломаные линии стеклянного небоскрёба – это ещё и способ сделать небо фактурным.

IMG_9851c.JPG
Radisson Blue вид с торца

50230f2a-b36d-4661-87ae-d81ca391fdbc.jpg
Radisson Blue на самом деле широченный. Фото: http://www.amdl.it/

[Под катом ещё два интересных произведения Де Лукки в Батуми:]

b8d341b6-030c-41b1-8cf1-3da7ba9f1791.jpg
Суд (2009-2011 гг.). Фото: http://www.amdl.it/

IMG_9812c.JPG
Башня в сочетании с другой башней

e24256b4-4fd0-494d-9fc1-10a5e150e587.jpg
Вышка контроля за полётами аэропорта Батуми (2010-2011 гг.)


Башня Грузинско-Американского Технологического Университета (200 м) – по силуэту самый живописный из небоскрёбов города. Особенно живописно его завершение. Однако золотое колесо обозрения на высоте 100 м вызывает двоякие чувства: интересно, но и какой-то перебор чувствуется (может из-за золота). Но на солнце всё это выглядит здорово, по-южному, чего вроде как и хочется от Батуми. Здание было построено в 2012 г. по проекту грузинского архитектора Давида Гогичаишвили,
тогда оно стало самым высоким небоскрёбом на Кавказе. Эта башня - символ несбывшихся надежд Саакашвили: университет, в котором должны были преподпвать ведущие западные специалисты, так и не был открыт.

IMG_0412c.JPG

IMG_0418c.JPG

Башня Батуми (или Порта Тауэр) – действительно пример архитектурных удач: сдвоенные призмы хороших пропорций кажутся чем-то настоящим во всём этом батумском нереале. Проект небоскрёба создан в британском бюро Broadway Malyan. Строительство здания ещё не завершено, однако уже сейчас вы можете приобрести в нём шикарные апартаменты.

IMG_9953c.JPG

IMG_9959c.JPG
Тот, что справа

Отель Шератон (110 м) построен в 2010 г. Информацию о проектировщике нам найти не удалось. Отель сделан в «виде» пост-модерн-Александринского маяка. С точки зрения архитектурного зрителинга нам понравился следующий эффект: если при ходьбе смотреть на угол одного из нижних сегментов башни, то остальные сегменты начинают двигаться. Вообще мы всем советуем обращать внимание на такие вещи, потому что так любой город становится интереснее.

IMG_9919c.JPG

IMG_0232c.JPG

IMG_0238c.JPG
Шератон-деталь

Отель Хилтон построен в 2015 г. по проекту известного бюро RTKL. Он состоит из двух корпусов. Благодаря своим заострённым углам весь комплекс получил весьма эксперссивный вид. И опять же: зацепитесь глазом за один из них - начнёт двигаться второй. Хилтон мы тоже причисляем архитектурным удачам.

IMG_9920c.JPG

IMG_0004c.JPG

Пропускной пункт в Сарпи от немецкого архитектурного бюро J. Mayer H. Architects (2010-2011). Батуми сегодня напрямую перетекает в Сарпи, посёлок, расположенный на самой границе Грузии и Турции. Необычная форма пропускного пункта должна внушать приезжим туркам две вещи: 1) Грузия уже не та, что раньше и 2) Аджария – страна моря, удовольствий и веселья. Второй пункт читается в волнообразной форме постройки. Вообще, эта штука смотрится там одновременно и удивительно, и подходяще.

IMG_0429c.JPG

2. Батуми, который придумал, но не построил Саакашвили
Здесь мы расскажем о двух громких проектах: Башни того самого Трампа (Trump Tower) и Новом аквариуме.

Башня Трампа была анонсирована самими Д. Трампом и М. Саакашвили в 2012 г. Строительство должно было завершиться к концу 2013 г. Проект был разработан бюро John Fotiadis Architect.

trump-tower.jpg
Проект башни Трампа. Изображение: travellingartist.files.wordpress.com

Новый аквариум датского бюро Henning Larsen Architects  (2010 г.) должен был изображать нагромождение гигантской пляжной гальки (а в Батуми пляжи именно из крупной гальки). Это довольно масштабный проект (2000 кв м): в каждом из «каменных» отсеков должны были разместиться аквариумы, представляющие различные морские биотопы.

hen01.jpg
Проект Нового аквариума. Изображение: http://www.designboom.com/

Башню Трампа не жаль, будут ещё такие башни, а вот аквариум – действительно эффектный, современный и полезный для общества проект, которого недостаёт в Батуми.

IMG_0535c.JPG